Утром с трудом продрала глаза, на ощупь добралась в ванную и на кухню. Писк кофеварки, первый блаженный глоток кофе, потом чизкейк и ленивое валяние в постели с ноутом. Лежу голышом, вентилятор тихонько обдувает кожу, доносит с туалетного столика запах темно-розовых лилий. Встаю, быстро собираюсь, кидаю в рюкзак купальник, спортивные шмотки, книжку, бутылку с зеленым чаем, на вокзал, электричка до К.

Выхожу, сразу настраивается ровный и комфортный темп ходьбы, в айподе ZZZ. Конюшня, жеребенок в стойле, лошадь лениво бродит по загону. Две бернских овчарки выбегают с лаем с фермы, останавливаются у ворот и возвращаются обратно к стойлам на свист хозяина. Велосипедист навстречу, улыбается и наклоняет голову в ответ на мою смущенную улыбку - испугалась. Тропа вдоль реки, лесные орехи молочной спелости на кустах, почти созревшая ежевика, насыщенный и терпкий пьяный вкус на языке, кровавые пятна сока на пальцах. Спускаюсь к своему укромному месту, решетчатой платформе над водой, беру длинную срубленную кем-то ветку, осторожно сползаю вниз по отвесной металлической лестнице к воде (вот будет смешно, если я сейчас навернусь на скользкой глине, за три дня до отъезда...или еще лучше, свалюсь в реку, будет способ быстро избавиться от своего невроза), сбрасываю мусор - пластиковый пакет, оставленный кем-то в ручье. Внизу тенисто, сыро, пахнет какой-то болотной травой. Поднимаюсь обратно на платформу, сажусь пить бай цзы гуань, идеально заварился в этот раз, отчетливый медовый вкус. Вверх по течению плывет спасательный катер, у штурвала симпатишнейший мужик, загорелый, в темных очках и с отличной фигурой. Замечает меня, делает два лихих картинных разворота как в бондовских фильмах, проплывает мимо, улыбаемся друг другу и чуть поднимаем руки в приветствии. На противоположном берегу как всегда кто-то сидит в кустах, ловит рыбу, выше по течению детишки прыгают в воду с тарзанки.

Иду дальше. Велосипедисты навстречу, на эстакаде над тропой один в желтой майке, смотрит сквозь перила вниз. Мой любимый кусок пути, ближе к Р., мимо поля ржи. Сейчас оно уже сжато, осталась только высокая желтая щетина стеблей. Огороды, чайные розы у домика китайца, замерший лесной пруд с розовыми лотосами. Мерный пружинистый ритм, музыка в ушах, выпадаю из реальности - Петер на свадьбе Т. и С., в его доме. Зеленое платье, жемчуг, босиком, новые туфли в руках. Все проще - да, все так, но I am not made of steel. Уже в городе повозка, запряженная четырьмя лошадьми. У бассейна жарко, капучино и малиновый шербет, растекающийся во рту холодной обволакивающей сладостью, клубничинка с остатками зеленого черешка, жесткого и горьковатого. Вдруг - что это такое? - с неба начинает падать трава, длинные стебли ржи с колосками и корнями. Медленно падают прямо из облака, кружась в воздухе. Никто не замечает их, я сажусь в шезлонге, выглядываю из-под зонта, пытаясь рассмотреть, что там наверху - сумасшедший ястреб, зачем-то нарвавший ржи и поднявшийся с ней к облаку? Дельтаплан? Самолет, навертевший стебли на шасси при взлете? Ничего нет, пусто.

Читаю Мисиму, по строчке, в час по чайной ложке, каждое слово падает как тяжелая капля. Описание моря в начале, пасть моря, смерть. Один из признаков приближающейся смерти ангела - на его коже, обычно не смачивающейся водой, как будто она покрыта маслом, начинают оставаться капельки влаги. Хонда ни разу в жизни не мог сказать "остановись, мгновение". Что-то внутри тихонько замирает - это не про меня. Опускаю лицо на руки, смотрю на траву, на мелких жучков, бегающих по ручке шезлонга. От жары мысли уплывают, голова клонится на подголовник, покрытый мокрым полотенцем. Лениво слежу за лежащими и купающимися. Кого-то вижу в первый раз, но много и завсегдатаев, из тех, с кем еще не знаком, но уже здороваешься. Две блондинки без возраста, загорелые, с роскошной грудью (никогда я не научусь отличать натуральную от силикона), одна в белом купальнике, другая в черном, в дорогих очках и с пляжными сумками ЛВ. Трогательный пожилой дядечка в длинных клетчатых купальных трусах и белой панамке, круглый и немножко сутулый, деликатный и улыбчивый. Мужчина лет 40 лежит в джакузи, откинув голову. Пытаюсь вспомнить, кого он мне напоминает своим идеальным профилем, легкой щетиной и формой темных очков, наконец понимаю - Мастроянни из Дольче виты. Марчееееллоо...голос его жены. Смешной толстый англичанин со стоящими торчком волосами, как всегда сидит в воде часами и не переставая трепется с приятелем, бритым, с кожей цвета кофе с молоком. Сегодня приятель пришел с беременной женой, она почти не выходит на солнце, дремлет в тени. Рядом со мной лежит в воде, облокотившись на край бассейна, мужчина восточного вида, лицо его расслабленно и полусонно, руки нежно и медленно движутся по бортику и по воде, так чувственно, что я почему-то сразу понимаю, что он сейчас думает о своей спутнице, блондинке в красном купальнике, лежащей с книжкой в шезлонге. Она встает, приседает на корточки и целует его в губы.

Спускаюсь вниз в зал, тренажер - недолго, но выкладываюсь полностью под старгейзера. Потом ицюань. Полная открытость для всего, все движется через меня свободно и мощно, кисти рук тяжелые и теплые, отчетливо вижу в зеркале ореол вокруг них. Счастье. Возвращаюсь, немножко плаваю, сижу у воды, ежась под первым дуновением вечерней прохлады. Пора домой. На вокзале покупаю овощи для салата, иду к трамваю, рассматриваю призывников в серых гимнастерках, с бордовыми беретами, заткнутыми за погон. Нет...Дома варю молодую картошку, строгаю салат из редиски, кручу над ним мельничку с крупной морской солью, отпиваю по дороге из стакана ледяного розового вина. Поднимаю глаза и вижу, какими затейливыми клубами и узорами движется пар от картошки в плоскостях солнечного света, падающего на плиту через жалюзи. Понимаю, что сейчас разревусь от ощущения переполняющего и острого счастья, почти эйфории. Это все не со мной, в чей сон я провалилась. В свой собственный? Открываю почту - там письмо от П.
Неделю стояли на туалетном столике пионы. Один был невероятной красоты - огромный, махровый, нежнейших переливчатых оттенков светло-розового. Как на старых китайских рисунках.


В пятницу - стою в центре круга в дереве, глаза закрыты, ноги вросли в землю. Остальные вокруг с эластичными лентами и мячами тянут и толкают меня в разные стороны, пытаясь вывести из равновесия. Потом по сигналу П. они отходят в сторону, я остаюсь стоять в прежней позе, уже без нагрузки. Первые пять минут - фантастические ощущения. Тело одновременно и неподвижно, и двигается, вибрирует внутри, полная расслабленность и свобода, физическое ощущение того, как через меня проходят насквозь снизу вверх мощные потоки энергии. Тело не фигурально, а реально теряет вес, кажется, сейчас меня поднимет вверх, как перо потоком теплого воздуха. Понимаю, что все рассказы о легком цигуне и даосах, переходящих через пропасть по мосткам из плотной бумаги - вполне могут быть реальными. "P., I feel like I'm going to fly". Смеется - поймала ощущение, получилось, молодец.

Profile

portia_whiskey: (Default)
portia_whiskey

Most Popular Tags